Доллар специального назначения. Как США организуют финансовые войны

Какие истинные цели преследуют американцы, составляя санкционные списки? Как собирают информацию о конкурентах и устраивают против них экономические спецоперации?

Рассказывает аналитик, член Сообщества практиков конкурентной разведки Елена Ларина.

Что скрывается за санкциями

Алексей Макурин, «АиФ»: Почему, составляя апрельский санкционный список, американцы включили в него Олега Дерипаску и Виктора Вексельберга, которые старались с ними не ссориться?

Елена Ларина: Администрация США решает задачу, связанную с повышением доли американских металлургов на внутреннем и глобальном рынках. Санкции — просто инструмент решения. Дерипаска и Вексельберг контролируют крупные металлургические компании, вот они и попали под раздачу. И почти синхронно Трамп ввёл заградительные пошлины на импорт алюминия и стали в США, которые наиболее сильно ударили по Китаю и Евросоюзу. 

— Минфин США требует у Дерипаски снизить долю личного контроля над «Русалом». Какая разница, кто владеет и управляет этой компанией, если она в любом случае остаётся российской?  

— Во-первых, «Русал» зарегистрирован в офшоре на острове Джерси, входящем в юрисдикцию Великобритании. А во-вторых, формально перекупить долю может кто угодно. Смысл мероприятия в следующем. Санк­ции обрушили цены на акции «Русала»  на мировых рынках. Теперь американцы предлагают снять или ослабить санкции в том случае, если Дерипаска продаст по сниженным  ценам акции своих компаний тому, кто устроит Минфин США.

Что будет с рублем, евро и долларом летом? Валютный прогноз

Как АНБ следит за нашими карточками

— Почему на новом витке антироссийских санкций на первый план вышел американский Минфин? 

— Среди органов государ­ственной власти США именно он отвечает за наступательные и оборонительные операции в финансово-экономической сфере. Минфин входит в число 16 специализированных разведывательных структур, которые координирует директор национальной разведки, там есть соответствующее подразделение — управление контртеррористической и финансовой разведки. Оно не только анализирует денежные потоки, выявляет принадлежность конкретных счетов и происхождение денег, но и замораживает активы, запрещает транзакции с теми или иными юридическими лицами. А руководит всем заместитель министра финансов.

— Кто и как собирает информацию о финансовых операциях? 

— Прежде всего — Агентство национальной безопасности (АНБ). АНБ ещё в середине нулевых годов взломало SWIFT — международную межбанковскую систему передачи информации и совершения платежей — и с тех пор отслеживает каждую транз­акцию, которая в ней совершается. Сведения о клиентах, интересующих разведывательное сообщество США, предоставляют  крупнейшие американские банки. А Федеральная резервная система (ФРС), от которой они зависят как от кредитора, гарантирует их согласие на эту услугу. Почему это возможно? Банки всех стран имеют корреспондентские счета в США. Через них они проводят операции с долларом, мировой валютой номер один. Соответственно, военно-разведывательный комплекс получает информацию обо всех транзакциях и счетах в долларах, вне зависимости от того, где они открыты — в Исландии или Новой Гвинее.

— Кто принимает решения о начале «военных действий» против определённых стран и компаний?

— В подавляющем большинстве случаев — президент США по представлению Конгресса. В отдельных уникальных случаях, связанных с киберпреступностью, право принимать решение о заморозке активов делегировано тройке в составе министра финансов, генпрокурора и госсекретаря.

Как американцы обрушили рубль 

— Можно сказать, что, уронив акции такой крупной корпорации, как «Русал»,  США объявили России финансовую войну? 

— С юридической точки зрения — нет. Но в последние три-четыре года США всё активнее и шире используют против России методы финансово-экономических войн. В этот арсенал входят не только запреты на экспорт технологий, кредитование российских компаний, взаимодействие с неугодными бизнесменами и юрлицами, но и целенаправленные действия против национальной  валюты.
Достаточно вспомнить по­следнее снижение мировых цен на нефть в 2014-2016 гг., которое спровоцировало в России экономический кризис и практически двукратную девальвацию рубля. США смогли этого добиться, целена­правленно используя мировое доминирование своих банков. Особенности нефтяного рынка таковы, что на нём преобладает торговля так называемой  «бумажной нефтью» — контрактами на куплю-продажу, которые в будущем никто на самом деле не собирается выполнять. И в 2014 г. в ответ на просьбу своего правительства американские банки выбрасывали на рынок всё новые и новые объёмы «бумажной нефти», сбивая её цену. Формально такого решения не принимал никто — ни президент Обама, ни конгресс. Более того, следуя букве американских законов о рынке, такая деятельность носила противозаконный характер. Однако в сегодняшнем мире самые сильные удары наносятся не по законам, а «по понятиям».

Цены на нефть продолжают расти на фоне истощения мировых запасов

—  Но с 2017 г. нефть снова заметно подорожала. Как американцы это допустили?

— Эксперты говорят, что рост начался благодаря скоординированным действиям ОПЕК и России по ограничению добычи углеводородов. Однако, если внимательно посмотреть на структуру нефтяного рынка, видно, что рост опять происходит за счёт целенаправленных операций с «бумажной нефтью». Американские банки сейчас играют на повышение. Почему именно сейчас? Всё просто. США достраивают нефтегазо­проводы, а также нефтяные и газовые терминалы на восточном и в меньшей степени на западном побережье. Чтобы финансировать строительство, нужна дорогая нефть. Вся эта работа должна быть закончена в основном в 2019 г. С этого момента американцы вновь станут крупнейшими производителями нефти в мире. Их нефть хлынет на европейский и в меньшей степени  на японский и южноазиатский рынки. Как только всё будет готово, главной задачей американцев станет изгнание из Европы своих нефтяных и газовых конкурентов. По нефти таких претендентов три — Иран, Венесуэла и Россия, по газу один — Россия.

Кто проигрывает в войнах

— Кто становится объектом финансовых атак? Только ли геополитические соперники?

— Совсем нет. Наибольшего эффекта американцы добились в 1956 г., когда они впервые целенаправленно применили финансово-экономическое оружие против Великобритании и фунта стерлингов. Они сами отмечают это. Поражение в финансово-экономической борьбе с США стало одним из ключевых факторов крушения британской, а заодно и французской колониальной империи на рубеже между 1950-ми и 1960-ми гг.

— Насколько Россия готова к тому, чтобы противостоять таким операциям? 

— Cами по себе они неспособны разрушить до основания нашу экономику. Проблема в  другом. Практически во всех изделиях, произведённых в России, чрезмерно велика зарубежная компонента. Поэтому сегодня мы плохо готовы к полномасштабному противостоянию военно-финансовым операциям не по экономическим, а по технологическим причинам. Именно от решения этих проб­лем зависит наша способность к преодолению серьёзных кризисов.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: